Открытое письмо историку Г.Костырченко

Уважаемый г-н Костырченко!

Я литератор, никогда не вращался в кругах профессиональных историков, Ваших работ не читал, а о Вашем существовании узнал из передачи радио «Свобода», посвященной 50-летию расстрела Еврейского антифашистского комитета. Ведущий программы В.Тольц представил Вас как эксперта по антисемитской политике Сталина. Меня крайне удивило содержание Вашего выступления. Уничтожение ЕАК, как и убийство председателя комитета Соломона Михоэлса, Вы объяснили патологическим антисемитизмом Сталина, которого так достали евреи из его окружения, что он просто не мог сдержаться. Сказать, что эта трактовка упрощенная, значит не сказать ничего. Единственное объяснение, какое мне пришло в голову, – ограниченное время радиопередачи. Но, как выяснилось при знакомстве с другими Вашими публикациями, дело совсем не в этом.

И вот в 10-м и 11-м номерах журнала «Лехаим» за 2003 год Вы публикуете весьма пространную статью под названием «Дело Михоэлса». Новый взгляд». Поводом для статьи стали книга Жореса Медведева «Сталин и еврейская проблема. Новый взгляд» и мой исторический роман «Убийство Михоэлса». В статье Вы подтверждаете свою позицию:

«Автор же этих строк считает, что главной причиной и тайной расправы над Михоэлсом, и последовавших спустя год арестов деятелей ЕАК… стало послевоенное усиление государственного антисемитизма в стране, вызванное обострением холодной войны и личной юдофобией Сталина».

И далее:

«Решение Сталина о тайной расправе с Михоэлсом не могло быть следствием ничем не доказанных просионистских симпатий последнего. Куда реальнее другая причина – паранойя вождя, усугубленная в последние годы жизни быстро прогрессирующей юдофобией».

В этой же статье Вы пытаетесь убедить читателей в том, что так называемый проект «Калифорния в Крыму» к убийству Михоэлса не имел никакого отношения, и что сама идея создания в Крыму Еврейской советской социалистической республики, открытой для эмиграции евреев со всего мира, была не провокацией Сталина, а…

«Бесспорно главное: идея еврейского Крыма обязана своим рождением руководству ЕАК, а отнюдь не коварству Сталина и его подручных…»

О юдофобии Сталина говорить не буду. А вот последнее Ваше утверждение далеко не безобидно. Оно работает на весьма распространенную в кругах широкой антисемитской общественности России легенду о том, что евреи хотели оттягать Крым, но Сталин не дал.

Ваша статья имеет подзаголовок: «Дискутируя с Жоресом Медведевым. И не только с ним». Не только с ним – это со мной, с моим романом «Убийство Михоэлса». На Вашу критику книги Жореса Медведева мне отвечать не с руки, у нее и без меня найдутся защитники. А мою книгу придется защищать мне, больше некому. Я не взялся бы за перо, если бы Ваши обвинения в адрес романа носили частный или сугубо литературный характер. Но речь идет о вопросах, представляющих весьма жгучий общественный интерес.

Вы пишете:

«При нынешней моде на всякого рода документальные сюжеты это сочинение, думается, отнюдь не случайно было широко разрекламировано; даже его жанровую характеристику, слово «роман», набрали не как обычно, на титуле, ниже заголовка, а упрятали в последний абзац напечатанный мелким шрифтом аннотации. Не исключаю, что данный маневр был придуман специально, чтобы сбить с толку неискушенного читателя».

Да нет, г-н Костырченко, слово «роман» не вынесли в титул, хотя я об этом просил, так как книга вышла в документальной серии «Русские тайны». А то, что это именно роман, даже самый неискушенный читатель поймет без малейшего труда, заглянув в начало пролога: «Диктаторы не пишут мемуаров» и прочитав первую фразу: «Протокол допроса обвиняемого Джугашвили (Сталина) Иосифа Виссарионовича. Джугашвили (кличка Сталин)…» А если читатель ну совсем уж неискушенный, все его сомнения развеет начало первой главы: «Сталин не любил играть в шахматы. Пустое занятие. Глупое. Все в этой игре казалось ему несуразным и раздражающим».
И насчет «широко разрекламировано» Вы тоже погорячились. Если бы! Я надеялся, что чем больше людей прочтут мою книгу, тем меньше будет антисемитов в России. Не прочли. Остатки первого тиража в 11000 экземпляров до сих пор валяются на складе издательства. Второй тираж в три тысячи был выпущен при поддержке посольства Израиля, чтобы хоть как-то возбудить интерес к теме. Думаете, возбудил? Нет.

Но это частности. Поговорим о главном.

«Пожалуй, единственная правда в сочинении Левашова – это мысль о том, что за убийством Михоэлса и гонениями на евреев в СССР стоял Сталин. Все остальное – политическо-шпионские страсти вокруг «крымского проекта»… Они уж точно – или плод фантазии самого Левашова, или заимствование у того же Судоплатова (генерал-лейтенант П.А.Судоплатов, один из руководителей внешней разведки СССР, автор книги «Разведка и кремль», – В.Л.) и подобных ему сочинителей…»

И за то спасибо, что Вы не отказали мне хоть в «единственной правде» в отличие от Мухина, автора книги «Убийство Сталина и Берии», утверждающего, что не Сталин убил Михоэлса, а евреи убили Сталина:
«В очередном гнусном пасквиле на эту тему «Убийство Михоэлса» В. Левашова…» В устах нормального антисемита (а они бывают нормальные?) я воспринял бы это как комплимент, но этот клоповоняющий господин из тех, после одного упоминания о которых хочется почистить зубы и прополоскать рот.

Изложив основную мысль моего романа о неразрывной связи убийства Михоэлса с «крымским проектом», Вы предлагаете: «А теперь начнем разбираться конкретно». Что ж, давайте начнем.

По отцу я кубанский казак, по матери – из ярославских крестьян, еврейский вопрос никогда не вызывал у меня особого интереса при понимании всей его важности и остроты. Я и до сих пор считаю, что у российской интеллигенции есть проблемы не менее важные и острые.

Мое вхождение в еврейскую тему произошло шесть лет назад. Я закончил большую работу для московского издательства «Олимп», подыскивал тему для следующей. Издатель спросил: «Не хочешь заняться Михоэлсом? Ты же драматург, знаешь театр». Как выяснилось, незадолго до этого он купил у какого-то отставного кагэбэшника ксерокопии допросов по делу Михоэлса: бывшего министра МГБ СССР Абакумова, его первого зама Огольцова, министра госбезопасности Белорусской СССР Цанавы и других участников убийства Михоэлса.

Вы, г-н Костырченко, в своей статье обильно цитируете по моей книге докладную записку полковника Шубнякова, одного из непосредственных руководителей операции, заявив перед этим, что это недавно опубликованные документы из архива ФСБ. Нигде они не опубликованы, только в моем романе. А о том, как эти документы выплыли на свет божий, я уже сказал. Неисповедимы пути, которыми правда прорывается в мир, воистину неисповедимы.

Я принял предложение издателя. Меня интересовала фигура Михоэлса как режиссера, а документы, как мне казалось, сообщат книге читательский интерес.

Действительно, картина убийства Михоэлса возникала из документов во всех жутких, страшных подробностях. Но для книги этого маловато (тогда я еще хотел написать документальную вещь). И сразу возник вопрос: а почему Сталин убил Михоэлса?

Поначалу я взял за основу версию вроде Вашей, имеющую широкое хождение и сейчас: антисемит он был, потому и убил. Но почему он сделал это таким странным образом? Инсценировка автомобильной катастрофы, пышные похороны в Москве. Сталин без всяких инсценировок убил Бабеля, Мейерхольда, Мандельштама, Блюхера и многих, многих других. Вы пишете: он боялся испортить отношения с Израилем. Но к январю 1948 года отношения СССР с Израилем уже были безнадежно испорчены, всякие надежды Сталина превратить Израиль в своего союзника на Ближнем Востоке, если они и были, рухнули.

Следующий вопрос. 29 июня 1946 года было опубликовано постановление Совмина СССР о присуждении Сталинских премий. Михолэс стал лауреатом этой премии за спектакль «Фрейлехс» в ГОСЕТе. Как известно, премии утверждал лично Сталин. Значит, в 46-м году он Михоэлса любил, а через полтора года разлюбил, да так люто, что решил убить?

Но, может быть, спектакль нес такую огромную пропагандистскую нагрузку, что не отметить его было нельзя, как нельзя было не отметить названных в том же постановлении Фадеева за «Молодую гвардию», кинорежиссера Эрлиха за «Великий перелом» или художника Налбандяна за портрет вождя? Опять же нет. «Фрейлехс» – мюзикл, как сейчас говорят. И не более того. А тогда почему Сталин дал Михоэлсу премию своего имени? Как все это прикажете понимать? Значит, зачем-то ему это было нужно? Зачем?

Вам, г-н Костырченко, хорошо, Вы избавлены от необходимости отвечать на эти вопросы. Вы ими никогда не озадачивались. А мне было каково? Аванс получен, время идет, работа стоит, по кабинету не пройти – весь пол в бумажках, на которых разные даты, события, показания арестованных по делу ЕАК (процитированные по книге А. Борщаговского «Обвиняется кровь»), огромное количество фактов, которые ну никак не хотят выстраиваться в логическую цепь. И тогда я задался вопросом: а что, собственно, происходило в стране между июнем 46-го, когда Михоэлс получил Сталинскую премию, и январем 48-го, когда его убили в Минске? А происходили весьма напряженные переговоры об участии СССР в плане Маршалла. Это потом сказали, что план Маршалла бяка, а тогда в нем просматривалась реальная возможность решить многие проблемы разрушенной войной страны. Весь вопрос был: каких политических уступок потребуют США?
Да, но при чем тут Михоэлс?

В своей статье Вы цитируете Ж.Медведева: «Можно пока только предположить, что уникальная особенность всего этого дела (убийства Михоэлса – В.Л.) была каким-то образом связана с более высоким уровнем политики этого периода».

Вот тогда бы мне эту цитату, шесть лет назад! К этой мысли мне пришлось продираться самому. Я чувствовал в цепи драматических событий отсутствие какого-то очень важного, решающего звена, как астроном по отклонениям орбит мелких небесных тел предугадывает присутствие невидимой огромной планеты. И вот тут мне, к счастью, попалась только что вышедшая книга П.Судоплатова «Разведка и Кремль», и я впервые узнал о проекте «Калифорния в Крыму». И щелкнуло. Все сошлось. Подтвердились мои смутные предположения, что вовсе не в антисемитизме Сталина было все дело, не в личности великого режиссера и великого актера, а в том, что Михоэлс был председателем Еврейского антифашистского комитета СССР и именно в этой своей ипостаси помешал Сталину.

Версия выстроилась. Но я понимал, что для документальной книги собственно документов у меня мало. Тогда и решил: пусть это будет исторический роман. Для того, чтобы подтвердить романную версию, документов хватало.

Вы пытаетесь выбить из-под романа его основу:

«Есть основания полагать, что превращение «крымского проекта» из неясной идеи, спонтанно возникшей в головах руководителей ЕАК, в насущную, жизненно важную и конкретную цель произошло только в ходе триумфальной поездки посланцев советского еврейства по Америке».

Напомню читателям: посланцев было всего двое, речь идет о поездке Михоэлса и поэта Фефера в Америку, Мексику и Великобританию в 1943 году. Фефер был с 1937 года осведомителем Второго главного управления НКВД, попросту говоря стукачом, приставленным к Михоэлсу, чтобы приглядывать за ним. Для этого поэта Переца Маркиша, которого вместе с Михоэлсом пригласили американцы, и заменили Фефером. Поскольку у стукача вышеупомянутая идея не могла родиться по определению, из Вашего утверждения, г-н Костырченко, следует, что она родилась у Михоэлса.

Но давайте хоть на секунду задумаемся. Середина 43-го года, глухая пора страшной войны, когда в победу только-только начали верить. Даже еще не верить – надеяться. Михоэлса вызывают из Ташкента, где он с ГОСЕТом был в эвакуации. Если в еврейских кругах довоенной Москвы и шли какие-то разговоры о Крыме, то в Москве и в Ташкенте 1943 года они не шли. Не до Крыма было евреям, а как бы выжить, как прокормить детей. Не только евреям, всем.

Вы написали, что идея еврейского Крыма возникла у руководителей ЕАК «на волне той стихийной демократизации, которой сталинский режим в интересах самовыживания вынужден был в определенных рамках попустительствовать во время войны». О чем это Вы? Какая стихийная демократизация в середине 43-го года? В чем она выражалась? Сталин перестал стрелять священников – это демократизация? Тогда мы просто говорим о каких-то совершенно разных вещах.

Дальше. Кто такой Михоэлс? Знаменитый, благополучный, обласканный властью человек, кавалер ордена Ленина, народный артист СССР, член комитета по Сталинским премиям. Скажу безоценочно, в порядке простой констатации факта: конформист в силу того, что у него не было никаких расхождений с генеральной линией партии. И этот человек заявляет в Америке (и не просто заявляет, а ведет на эту тему переговоры с американскими политиками и финансистами!), что не худо бы евреям заполучить Крым? Заявляет при Фефере, прекрасно зная, кто такой Фефер. Михоэлс сумасшедший? По-вашему, да. По-моему, нет. Документально установлено, что перед поездкой Михоэлс встречался с Молотовым. Какие инструкции дал ему нарком внутренних дел и первый заместитель Сталина? Посоветовал держаться скромно и не уронить честь советского человека?

Вы сказали: «Есть основания полагать». А какие основания? Ладно, я литератор. Но Вы-то историк, ученый, должны оперировать документами, фактами, а не формулами типа «Как известно» или «Есть основания полагать». Или нет? Или и тут мы вкладываем в понятие «ученый-историк» совершенно разное содержание?

Вы продолжаете:

«Не утруждая себя какими-либо доказательствами на сей счет, автор (П.Судоплатов – В.Л.) заявляет, будто перспектива заселения Крыма евреями обсуждалась Сталиным сначала, в июне 1944 года, с президентом американской торговой палаты Э.Джонстоном и послом США в СССР А.Гарриманом, а потом, «сразу же после войны» – с делегацией американских сенаторов. Однако, после наступления холодной войны, утверждает далее Судоплатов, «наши надежды на получение еврейских кредитов рухнули… и первой жертвой смены курса стал Михоэлс, находившийся в самом центре дискуссии по созданию еврейской республики в Крыму».

Судоплатов не утруждает себя доказательствами. А Вы утруждаете? Какими? По-вашему, «запись состоявшегося тогда разговора, которая была опубликована потом в официальном издании МИДа», – это доказательство? Да Вы посмотрите по времени. Вы сами упоминаете в своей статье, что разговор Сталина, Джонстона и Гарримана продолжался три часа. А сколько по этой официальной записи? Двадцать минут? А остальные два часа сорок минут они рассказывали друг другу анекдоты? И если бы мне снова, уже сегодня, пришлось делать выбор между «бездоказательными» утверждениями Судоплатова и столь же бездоказательными, без кавычек, Вашими утверждениями, я выберу Судоплатова. Уж извините.

Вы с иронией называете его супершпионом и намекаете, что он дал волю своей фантазии (как и я), чтобы с помощью шпионской интриги сделать книгу коммерчески успешной и срубить побольше бабла. А он не супершпион, он один из самых опытных или даже самый опытный руководитель внешней разведки СССР, заслуженно пользовавший уважением профессионалов во всем мире, в их числе Гувера и Черчилля. Его книга была подписана в печать летом 1996 года, незадолго до его смерти. Ему было 89 лет. В этом возрасте люди не врут не из-за чего. А менее всего из-за денег.

Так что же остается от Вашего разгрома моей версии (да-да, подсказанной Судоплатовым), ставшей основой романа «Убийство Михоэлса»? Да ничего. Даже как-то жалко. А мне хотелось задать Вам еще несколько вопросов и послушать, как Вы уложите эти факты в свою версию юдофобии Сталина как основной причины той давней трагедии – версии, которую Вы внедряете в сознание читателей с упорством, совершенно мне непонятным.

Один все же задам. Как известно, во время убийства Михоэлса в Минске находился Фефер, который никакого отношения к поездке Михоэлса и критика Голубова-Потапова (тоже стукача) не имел. Что он там делал? Не знаете. А я знаю. И читатели узнают, если прочитают роман. И рассудят, кто из нас прав.

«Но мифы не умирают, – заключаете Вы свою статью. – Их творцы продолжают сочинять небылицы в жанре шпионско-политического детектива, только раньше фальсификации подобного рода, по выражению Лозовского, пахли кровью, а теперь, слава Богу, пахнут всего лишь дурным вкусом, ложными сенсациями, идеологическими догмами. Ну и, конечно, деньгами».

Дались же Вам эти деньги! Прямо какие-то фрейдистские проговорки. Ладно, скажу, сколько я получил за свою книгу. Обычно за работу такого объема издатель платил мне 4000 долларов. Но две тысячи он уже заплатил за те самые документы. Мне остались две. Это не две нынешние тысячи, а те, додефолтовые. И все, больше я не получил ни копейки. Но я не жалею, что взялся за это дело. Это была очень интересная, захватывающая работа.

Чтобы не заканчивать письмо на этой меркантильной ноте и дать читателям «Лебедя» хоть какое-то представление о романе, процитирую эпилог. Он короткий:

«СУДНЫЙ ДЕНЬ»

Обвиняемый Джугашвили по кличке Сталин.
Встаньте.
Суд идет.

Я не спрашиваю, признаете ли вы себя виновным в убийстве тех, чей список начинается комедиантом Михоэлсом и завершается “и др.”.
Я не спрашиваю, признаете ли вы себя виновным в преступлениях против еврейского народа, против русского народа, против татарского народа, против калмыцкого народа, против чеченского народа, против ингушского народа, против балкарского народа. И др.
Меня не интересует, признаете ли вы себя виновным.
Виновным вас признаю я.

От имени моих дедов и прадедов, кубанских казаков.
От имени моих сыновей, русских.
От имени моего внука, еврея по матери.
От имени всех “и др.”.

Вот мой приговор:
Будь ты проклят.
Ныне. И присно. И во веки веков.
Будь проклята твоя партия, из которой ты выполз, как из змеиного кокона.
Будь проклято мое рабство, вскормившее тебя.

Аминь.

Те “и др.”, корчившиеся на бетонном полу лефортовских казематов, пока следователь Шишков изучал по первоисточникам Ленина и Сталина для сдачи зачетов, мечтали дожить до суда, чтобы прохрипеть правду о себе: “Невиновны!”
Они и мечтать не могли дожить до сегодняшнего суда.
Они не дожили.
Мы дожили. Будем это ценить.

С уважением
В.Левашов
vl@glagol.ru

P.S. Роман «Убийство Михоэлса» выложен в библиотеке Максима Мошкова в разделе проза по адресу: www.lib.ru
а также еще один прямой адрес

http://www.kulichki.com:8105/moshkow/PROZA/LEWASHOW/mihoels.txt

Нет отслеживания

Вы можете отслеживать этот пост использовав этот линк URL: http://levashov.club-neformat.com/2011/03/petersburg/trackback/

2 Комментарий

  1. Виктория

    Нигде не написано, что евреев полагается любить. И у них есть своя страна, которую создал Сталин. В 1917-1937 годах они уничтожали русский народ на его земале, за что и получили по шапке.

    Posted 2012/01/22 at 14:57 | Permalink
  2. Людмила

    Уважаемый Виктор Владимирович!Огромное спасибо Вам за книгу Убийство
    Михоэлса.Блистательная работа.Великолепно документированная.Мне кажется,
    Вы достоверно реставрировали ход размышлений, систему ценностей Сталина.
    Еврейский проект -одно из целого ряда так называемых сталинских проектов,
    представлявшихся ему тактическими шагами к осуществлению заветной цели-мировой революции, которая возведет его на вершину мирового могущества.
    Спасибо!!!!!

    Доктор исторических наук, профессор Людмила Селезневаб Москва

    Posted 2013/07/22 at 19:51 | Permalink

Оставьте комментарий

Your email is never shared. Required fields are marked *

*
*